Старт в науке
Научный журнал для школьников ISSN 2542-0186
О журнале Выпуски Правила Олимпиады Учительская Поиск Личный портфель

ЗАГАДКА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

Варенникова Н.А. 1
1 МБОУ «Первоманская СШ», 7 класс
Рогалева И.Н. (, МБОУ «Первоманская СШ»)
1. Андреева Е.А. Петербург – «город на костях»?, 2013.
2. Ачильдиев С.И. Постижение Петербурга. В чем смысл и предназначение Северной столицы / Центрполиграф, 2015.
3. Кошель П.Г. История городов мира. Три века Северной столицы, возникший волею Петра. История Санкт-Петербурга первой половины XVIII века. – М.: РУБЕЖИ XXI, 2003.
4. Луппов С.П. История строительства Петербурга в первой четверти XVIII века / АН СССР. Б-ка. М.; Л., 1957.
5. Синдаловский Н. А. Санкт-Петербург – история в преданиях и легендах / Норинт, 2002.
6. Шерих Д.Ю. История Петербурга наизнанку. Заметки на полях городских летописей / Центрполиграф, 2014.
7. Шкурин И.Ю. Петербург бестолковый, 2015.
8. https://biograf.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/183103#cite_note-autogenerated2–7,
9. http://www.encspb.ru/object/2803920605dv=2853931022&lc=ru.

Актуальность темы данной работы заключается в большом интересе к вопросу изучения истории Санкт-Петербурга не только в научных кругах, но и среди обычных граждан. Многие простые люди, а не только ученые, задаются вопросом «Откуда же появился город Санкт-Петербург?». Ведь это не просто один из многих городов нашей необъятной страны, это наша «Культурная столица», которая таит в себе множество загадок. Обсуждение этого вопроса, в современном мире, очень часто встречается на просторах интернета, люди желают разгадать загадку. И стало интересно узнать, какие точки зрения существуют по этому поводу, и откуда берет свое начало славный город нашей Родины. Исследование этой темы даст возможность получения более подробной информации по данному вопросу.

Проблемный вопрос заключается в том, что бы выяснить, достроили Санкт-Петербург или построили в годы правления Петра Великого.

Объектом исследования является город Санкт-Петербург в период его возникновения.

Предмет исследования – Санкт-Петербург, это результат строительства или реконструкции?

Цель исследования: изучить исторические данные, предположения ученых о том, построили город Санкт-Петербург в эпоху правления Петра I или всего лишь достроили то, что было до него.

Задачи исследования:

1. Найти и проанализировать литературу и интернет источники по теме.

2 .Сравнить имеющиеся точки зрения.

3. Сформулировать выводы, подтверждающие собственную гипотезу.

Мы выдвинули гипотезу, что Санкт-Петербург достроили, а не построили, так как за пару десятилетий, в непригодном для строительства болотистом месте, невозможно было возвести современный Мегаполис.

Проанализировав литературу по вопросам исследования истории возникновения Санкт-Петербурга, можно сделать вывод, что в основном материал, изложенный в учебной литературе, носит общий характер, и во многих источниках говорится о строительстве города во времена правления Петра Великого.

Источниками информации для написания работы послужили научно-образовательная, историческая, публицистическая, справочная литература.

1. Андреева Е.А. Научная статья на тему «Петербург – «город на костях»? (О мифологизировании истории) 2013. В своей статье Андреева говорит о том, какой ценой нам досталось строительство петровского Петербурга.

2. Ачильдиев С.И. Постижение Петербурга. В чем смысл и предназначение Северной столицы. Этот труд рассказывает о названии города, почему и на какой манер его назвали Санкт-Петербургом, как он менял названия за время своего существования.

3. Кошель П.Г. История городов мира. Три века Северной столицы, возникшей волею Петра. История Санкт-Петербурга первой половины XVIII века. Москва. В своем труде автор рассказывает о строительстве Петербурга именно во времена Петра I.

4. Луппов С.П. История строительства Петербурга в первой четверти XVIII века. Автор придерживается идеи, что с первых лет своего существования Петербург приобрел большое значение для всей России. Это хорошо понимал Петр, видевший в строительстве города задачу государственной важности.

5. Синдаловский Н. А. Санкт-Петербург – история в преданиях и легендах. В своей работе, автор представляет нам историю Санкт-Петербурга абсолютно в другом ракурсе, в том виде, как ее отразили легенды и предания. История в каком-то смысле «параллельная» официальной версии.

6. Шерих Д.Ю. История Петербурга наизнанку. Заметки на полях городских летописей». В данной работе опровергается версия, что Санкт-Петербург был построен на пустынном месте, приводятся доказательства того, что до начала официального строительства города в 1703 году, это место не пустовало.

7. Шкурин И.Ю. Статья на тему «Петербург бестолковый». В своей статье опровергает официальные версии строительства Петербурга Петром для решения стратегических задач, говорит о том, что город был достроен.

Недостаточная разработанность проблемы, наличие нескольких точек зрения по вопросу истории зарождения Санкт-Петербурга, определяют несомненную значимость данного исследования.

Для решения поставленных задач и достижения цели, были выбраны следующие методы: анализ литературы и интернет источников по теме, обобщение и сравнение полученных теоретических данных.

Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из 2 глав, заключение и списка используемых источников.

Данная работа имеет практическое значение, так как может быть использована на уроках истории и во внеклассной работе.

1. Санкт-Петербург – Петра творенье?

Существует немалое количество легенд строительства города на Неве. Первые легенды о новом городе имели, на наш взгляд, скорее всего официальное происхождение. Их целью было оправдать перенос столицы из Москвы в Санкт-Петербург, в город, в котором еще не сложились ни русские традиции, ни русский характер.

Если верить легендам, о появлении в далеком будущем столичного города, было знамение еще в I веке от Рождества Христова. Вот как об этом рассказывается в анонимном произведении XVIII века «О зачатии и здании царствующего града Санкт-Петербурга»: «По вознесении Господнем на небеса, апостол Христов святый Андрей Первозванный на пустых Киевских горах, где ныне град Киев, водрузил святый крест и предвозвестил о здании града Киева и о благочестии, а по пришествии в великий Славенск (Новгород), от великого Славенска святый апостол, следуя к стране Санктпетербургской, отошед около 60 верст, водрузил жезл свой в Друзино (Грузино). От Друзина святый апостол Христов Андрей Первозванный имел шествие рекою Волховом и озером Невом и рекою Невою сквозь места царствующего града Санктпетербурга в Варяжское море, и в шествие оные места, где царствующий град Санктпетербург, не без благословления его апостольского, были. Ибо издревле на оных местах многажды видимо было света сияние».[5]

Этот мистический сюжет через много веков получил неожиданное продолжение. Местные легенды утверждают, что в год начала Северной войны «чудесный свет, издревле игравший над островами невской дельты, необыкновенно усилился». В сказочном созидании Петербурга роль одного из двенадцати апостолов, проповедовавших христианство, велика. Не случайно, согласно легенде, Петр Великий обнаруживает-таки мощи святого Андрея Первозванного, хотя, согласно христианской традиции, «муж сильный святой Андрей» мученически кончил свою жизнь в греческом городе Патры, где был распят на кресте, имевшем форму «X» (так называемый Андреевский крест).[5]

Через полтора тысячелетия после легендарного северного путешествия Андрея Первозванного французский астролог Мишель Нострадамус в своих знаменитых «Столетиях» якобы предсказал появление великого государя и его новой столицы: Усилиями Аквилона дерзкого и будет к океану дверь прорублена, На острове же царство будет прибыльным, Но Лондон задрожит, увидев парус их [5].

Современные толкователи Нострадамуса склонны видеть в этом предсказание строительства сильного флота, чем всерьез будет обеспокоена Британия.

Примерно в ту же эпоху, в 1595 году, некий «славный физик и математик» Иоанн Латоциний за 126 лет до принятия Петром Великим императорского титула и наименования России империей, написал: «Известно есть, что зело храбрый принц придет от норда во Европе и в 1700 году начнет войну и по воле Божией глубоким своим умом и поспешностию и ведением получит места, лежащие за зюйд и вест, под власть свою и напоследок наречется император».[5] Странно, но война, как и предсказывал Иоанн Латоциний, началась в 1700 году. Петру в то время было 28 лет.

Но вот малоизвестное пророчество великого святителя Митрофана Воронежского, будто бы сделанное им десятилетнему Петру Алексеевичу в 1682 году, когда царевичу не могло прийти в голову даже мысли о новой столице на балтийском побережье. Митрофан сказал юному Петру: «Ты воздвигнешь великий город в честь святого апостола Петра. Это будет новая столица. Бог благословляет тебя на это. Казанская икона будет покровом города и народа твоего. До тех пор, пока икона Казанская будет в столице и перед нею будут православные, в город не ступит вражеская нога».[5] Всё сбудется. В 1710 году Петр повелел перевезти в новую столицу чудотворную икону Казанской Божией Матери.

XVIII век, особенно его первые годы, было знаменательным временем для России. Это эпоха Петра Великого, эпоха его реформ во всех сферах жизни. Российская империя выходила на один уровень с европейскими державами.

И в архитектуре, и в скульптуре, русское искусство приобретало черты общеевропейского пути развития.

Стиль, строительства Санкт-Петербурга при Петре I, был не похож на старое московское зодчество. Он походил на европейский, но в то же время носил свою изюминку, изюминку в русском стиле.

Сегодня Санкт-Петербург превратился в уникальный заповедник европейских архитектурных стилей последних трех столетий. Санкт-Петербург обладает значительным историко-культурным наследием, что делает его привлекательным в туристическом направлении. Архитектурный ансамбль города и его окрестностей XVIII – XIX веков сохранился практически в неизменном виде.

За свою историю Санкт-Петербург поменял несколько названий-эпитетов, вольно или невольно отражавших попытки сформировать имидж города. Среди наиболее популярных – «Северная Венеция», «Северная Пальмира», которые подчеркивают архитектурно-градостроительные особенности города, служившие оценкой его привлекательности; «Город трех революций», свидетельствует о происходивших здесь важных исторических событиях; в последние годы – «северная столица» России и Европы [2].

Датой основания Санкт-Петербурга считается 16 (27) мая 1703. Этим днём датируется закладка царём-реформатором Петропавловской крепости – первого здания города – в устье реки Невы на Заячьем острове. Пётр I дал городу название, посвящённое его покровителю на небе – Святому апостолу Петру. По легенде в этот день, после литургии, царь явился с заступом в руках для закладки города, и когда он взялся за него, с высоты спустился орёл и начал кружить над островами. Отойдя в сторону, Пётр I срубил две тонкие берёзки и соединив их верхушки, поставил в выкопанные рабочими ямы. Эти две берёзки должны были обозначать будущие ворота крепости. Орёл, который кружился в небе, опустился и сел на «ворота», после чего перевязав ему ноги, царь посадил его на плечо, обрадованный счастливым предзнаменованием . Новая крепость своими орудиями должна была перекрывать фарватеры по двум наиболее крупным рукавам дельты реки – Неве и Большой Невке. В следующем, 1704 году для защиты морских рубежей России на острове Котлин была основана крепость Кронштадт. Новому городу Пётр I придавал важное стратегическое значение для обеспечения водного пути из России в Западную Европу. Здесь, на стрелке Васильевского острова, под прикрытием Петропавловской крепости, был основан первый торговый порт Санкт-Петербурга [8].

По мнению Луппова история строительства Петербурга тесно связана с ходом Северной войны. В постройке города четко различаются два основных этапа: до и после Полтавской победы. До 1709 г. город строился стихийно, после Полтавы в строительство были внесены элементы плановости. Основание города непосредственно связано с первыми победами над шведами. Предстояло закрепиться на отвоеванной территории. А это значило, что нужно было строить не только сухопутную крепость, но и создавать базу для русского военного флота: порта и судостроительной верфи. 16 мая (27 мая по новому стилю) 1703 г. 1 по приказу Петра на маленьком Заячьем острове, недалеко от устья Невы, была заложена Петропавловская крепость. Осенью следующего 1704 г. «а левом берегу Невы начались работы по строительству Адмиралтейства – судостроительной верфи русского Балтийского военного флота. Совершенно естественно, что местом для крепости было избрано устье Невы и что Адмиралтейство возникло вблизи моря и недалеко от крепости, под ее защитой. Основание крепости и верфи положило начало возникновению города. Предполагал ли Петр, создавая новую крепость, строить здесь большой город? На этот вопрос, нам кажется, следует ответить положительно. Как видно из некоторых документов того времени, уже в первые месяцы строительства Петербурга правительство хорошо понимало, что на Неве строилась не только крепость, но и город [4].

В письме к А.Д. Меншикову, датированном 28 сентября 1704 г. Петр уже называет Петербург «столицей». Возможно, что решение о переносе столицы в Петербург возникло у Петра ранее, чем в сентябре 1704 г. Это решение, подготовленное всем предшествующим ходом экономического развития России, было продиктовано, стремлением подчеркнуть значение для России выхода к морю, дававшего возможность быстро развивать внешнюю торговлю, строить мощный морской флот, активизировать внешнюю политику, установить более тесное общение со странами Западной Европы. Строительство Петербурга превращалось, таким образом, в одну из крупнейших государственных задач того времени, и понятно, почему правительство Петра I не жалело для выполнения этой задачи никаких сил и средств [4].

Участие же лично самого Петра в строительстве города ограничивалась отдаваемыми распоряжениями, когда он наскоро успевал облюбовать какое-нибудь новое местечко на Неве для будущих строений и ухитрялся на ходу тут же заложить одно из них. Но всё равно работа по строительству города планомерной не стала, по-прежнему Петр не располагал заранее подготовленным планом. Часто Петр все, что строил, начинал перестраивать и перекраивать. Сплошь и рядом какое-нибудь здание начинал один архитектор, продолжал второй, кончал третий, а перестраивал уже четвертый. От этого получалось невероятная смесь архитектурных стилей и декоративных приемов.

Но у Петра была главная, его основная идея, его новый город должен в наименьшей степени быть похож на русский.

Первые петербургские постройки были из леса. Но Петр, чтобы воплотить свои желания приказал деревянные здания расписывать под кирпич и камень. Наивное расписывание деревянных построек под камень и кирпич предсказывало дальнейшее развитие строительной деятельности Петра, которая вскоре всецело была направлена на замену дерева камнем.

В сентябре 1714 г. появляется упоминавшийся уже указ «О воспрещении на несколько лет возводить во всем государстве каменное строительство, так как в Петербурге трудно достать каменщиков и мастеров каменного дела» [3].

Для того, чтобы Петербург мог застроиться, на ряд лет прекратилось каменное строительство во всем государстве – мера небывалая. И всё равно в новом городе появилось много деревянных построек.

Такое тяготение к камню сказалось и на судьбе целого ряда первых петербургских построек. Заложенное осенью 1704 года Адмиралтейство сначала состояло из земного вала, внутри которого с весны начали рубить деревянные амбары, а посередине были устроены ворота с башней и шпицем. В 1711 году средняя часть была разобрана, а на её месте выстроен мазанковый корпус с высокой башней и неизменным ныне шпицем на воротах. В середине XVII века Адмиралтейство было сломано и заменено другим, в свою очередь уступившему место в начале XIX века третьему, существующему ныне зданию. Но общий силуэт петровской башни и шпица преемственно сохранился и последним зодчим. Подобные постепенные превращения из дерева сначала в мазанки, а потом в камень претерпевали почти все петровские сооружения.

К концу 1711 – началу 1712 годов город уже широко раскинулся по обоим берегам Невы и перестал производить впечатление только деревни. С 1711 года лихорадочная стройка идет не только в Петербурге, но понемногу начинает перекидываться на окрестности. Идут работы в Котлине, Кроншлоте, строятся загородные резиденции Петра. Постепенно возникают Петергоф, Стрельна, Ближние и Дальние Дубки, дворцы: Екатерингофский, Подзорный, Анненгофский, Елизаветгофский. С самого основания Петербурга постоянно воздвигаются новые церкви. Все они были с высокими шпицами, несколько оживляющими монотонный вид города.

Кошель П.Г. в своем труде «История городов мира. Три века Северной столицы, возникший волею Петра», рассказывает о строительстве Петербурга во времена Петра I. В своей работе он говорит о противоречии, которое было в самой истории создания города: современнейший, европейский город, воплощение опыта европейской цивилизации, строился варварскими методами в традициях жесточайшего деспотизма, строился буквально на костях. Здесь страдали и гибли сотни и тысячи людей, память об этих страданиях была жива в народе, смысл молвы был в том, что городу придется еще расплатиться за это зло, за гибель невиновных.

Первыми русскими, ступившими на берега Невы в XVIII столетии, были солдаты, с которыми Петр I совершил свой поход из Шлиссельбурга к устью реки весной 1703 г. Они же стали и строителями крепости, посвященной Петру и Павлу.

Вместе с солдатами укрепления возводили местные жители. Пригнали сюда и пленных шведов. Но солдат и местных жителей было слишком мало для осуществления грандиозного замысла.

На строительство Петербурга, признанное делом первостепенным, император велел направить людей, первоначально собранных для возведения других крепостных сооружений. В 1704 г. в Петербург вызвали из разных губерний до 40 тысяч работных людей, в основном крепостных помещичьих и государственных крестьян. «А хлеба и запасу тем работным людям взять с собою, – говорилось в царском указе, – чем мочно в дороге сытым быть до указанного места и до Санкт-Петербурга, а больше того хлебных запасов не имать, для того в Санкт-Петербурге дано будет им ... хлебное жалованье и денег по полтине на месяц каждому». «Хлебное жалованье» было невелико: «полуосмина муки да круп по малому четверику» [3].

Для простого работяги, занятого тяжелейшим физическим трудом, это были просто крохи. Плюс к этому многое могло и не дойти до простых людей, расхищалось нерадивыми чиновниками.

Работный люд жил в ужасных условиях, кто в землянках, кто в шалашах. О строительстве каких – либо специальных домов для работных людей не имеется ни каких данных, ни в одном документе того времени.

При тогдашнем бездорожье путь до Петербурга был очень трудным. Это видно на примере одного из донесений о работных людях Московской, Смоленской, Казанской и Архангелогородской губерний, выполнявших сезонные работы в 1712 г.: из 6597 человек, принятых «приводцами» (дворянами, назначаемыми для сопровождения работных людей) на месте отправки, 14 умерли в дороге, 387 человек заболели и были оставлены в пути, а 441 сбежал по дороге. [3].

В 1717 г. был такой случай. Работные люди направлялись в Александро-Невский монастырь. На перекличке и на трех смотрах все были налицо, но в дальнейшем, в дороге, они «собою переменились детьми и братьями своими малыми», и в Петербург вместо взрослых людей прибыло много малолетних. Приходилось жертвовать малолетними, чтобы дома могли остаться взрослые работники, способные прокормить семью… [3].

Большое количество работников сбегало. Император приказывал же брать членов семьи сбежавших и не отпускать их до возвращения беглецов.

Первыми о большой смертности при строительстве Петербурга заговорили иностранцы. Так, датский посланник при русском дворе Юст Юль в своих «Записках» за 1710 г. отмечает: «как говорят», при сооружении Петербургской крепости (то есть летом-осенью 1703 г.), погибло 60 тысяч человек, а при строительстве зимой 1703/04 гг. Кроншлота – более 40 тысяч, то есть более 100 тысяч человек за первый год. О погибших на строительстве Петербурга сообщают и другие иностранцы. В различных источниках говорится о разном количестве погибших, в пределах от 80 тысяч до 300 тысяч, количество скончавшихся в первые два года – от 30 тысяч до 100 тысяч, называется и смертность по отношению к общему числу строителей – две трети ежегодно от общего числа работников [1].

На основании вышеизложенного можно сделать ввод, что строительство города на Неве было предзнаменованием свыше. Все исторические события и пророчества указывали на то, что именно в этом месте должен возникнуть новый город, имеющий важное стратегическое значение. Петр видел в строительстве города задачу государственной важности, поэтому проводил строительство со свойственной ему энергией. Но за это строительство людям пришлось заплатить немалую цену, которая исчислялась не одной тысячью человеческих жизней. В развитой Европе в то время складывалось не самое лучшее мнение о русских. Их называли варварами, не жалеющими человеческие жизни, а о новом городе говорили, что создается он на «костях» его первых строителей.

2. Все было до Петра

Из трудов Шериха мы видим, что Петербургские земли до возникновения города не были пустыми. Известны мельчайшие детали жизни местных аборигенов, красноречиво рисующие образ их жизни.

Русские и шведы с давних пор конкурировали за местные земли. Александр Ярославич в 1240 году отстаивал Неву от шведских войск, за что и стал Невским; были громкие сражения и позже.

Приневские земли не раз переходили из рук в руки. Известно, что в 1582 году московские дьяки не смогли выполнить перепись здешних земель, ибо «стояли под Орешком и под Ладогою немецкие люди». В 1611 году, чувствуя себя уже здесь хозяевами, шведы построили на месте Невского городка свою крепость Нюенсканс, она же Ниеншанц.

Можно привести один из эпизодов его труда, в котором говорится, что питерские земли не пустовали до прихода Петра Великого.

«Жил на левом берегу Невы шведский майор Эрих Берндт фон Коноу, и управлял его имением некий Олоф Иоханссон – человек весьма жесткосердный. Под его горячую руку попал русский крестьянин, записанный в документах как Сава Онтрей (а на деле, очевидно, Савва Андреев) – и этот конфликт оказался запечатлен в судейских документах допетровского времени. Когда 29 мая 1697 года Онтрей вернулся с рыбалки, на берегу его поджидал управляющий имением Олоф, чтобы взять с улова причитающуюся усадьбе Конова долю. Онтрей сказал: «Конечно, с нас сдирают налог на рыбу, но может ли какая-нибудь рыбешка попасть в кастрюлю хозяина?» Управляющий ответил: «Что за счетовода ты, каналья, из себя изображаешь?», и ударил Онтрея веслом по плечу и дважды по телу так, что сломал ему ребро. Онтрей упал в лодку. В следующий четверг Олоф пришел к нему взять положенное. Онтрей лежал на скамье, и Олоф спросил его: «Почему валяешься, почему не рыбачишь вместе с другими?». Онтрей ответил: «Я сыт по горло тем, как ты избил меня в субботу». Управляющий разъярился, стал бить рукояткой хлыста по лицу и глазам Онтрея, пинать его ногами. Онтрей умолял о пощаде, но Олоф продолжал избиение. Онтрей произнес: «Хватит уже, хватит уже», на что Олоф ответил: «Для меня жизнь такого бандита не дороже куриной головы», после чего покинул дом, уведя за неуплату налога двух коров из коровника. В тот же вечер Онтрей испустил дух» [6].

Эта история позволяет нам представить себе историю этих мест еще до основания Петербурга. Обычная картина времен феодализма: небольшая прослойка правящего класса и нищее большинство.

В последние годы большую популярность приобрели так называемые альтернативные историки. Один из таких нестандартных исследователей – Игорь Шкурин прошелся по правлению Петра I.

Он утверждает, что император не основал Санкт-Петербург, а нашел уже готовый город. Куда и перенес столицу из Москвы.

По его мнению нестыковок с появлением Санкт-Петербурга множество. В своей работе «Петербург бестолковый» модный российский историк Игорь Шкурин довольно четко объясняет изначальную непригодность города для жизни [7].

По его словам, Петербург не имел ни одного плюса: ни как город, ни как крепость, ни как порт. Его военно-стратегическое положение было просто самоубийственным – граница со Швецией находилась на расстоянии одного дневного перехода вражеской армии.

Неудачное расположение среди моря, озер и болот, дает противнику возможность блокировать город не только с моря, но и с суши.

И наконец, как «окно» в Европу и первый российский порт Петербург не функционировал – не успели еще забить первую сваю, когда русские войска отбили у шведов Ригу и вся торговля с Западом пошла через Прибалтику.

Да и как просто населенному пункту ему грош цена: живущий на всем привозном, не способный прокормить себя ни сельским хозяйством, ни рыболовством.

Школьные учебники несут нам информации, что Питер строился как торговый город. Но, ни одно торговое судно не могло доставлять товары непосредственно в Петербург или из него. То же самое касается и военных судов. Может быть, поэтому и никогда не было никаких крепостных стен у Петербурга в отличие от любого другого имеющего значение города того времени. Корабли доходили до Кронштадта, где происходила перегрузка на всякие лодочки, которые могли бы пройти до столицы. В итоге доставка товаров из Лондона до Кронштадта стоила столько же, сколько доставка от Кронштадта до Васильевского острова.

Санкт-Петербург стал портом только весной 1885 года, когда состоялось открытие Путиловского Морского канала.

Почему же столицей огромной страны был назначен именно этот город?

Для ответа на вопрос Игорь Шкурин предлагает посмотреть в правильном направлении, то есть с моря на сушу, как это делали в ту эпоху, когда цивилизация распространялась исключительно водным путем (в нашем случае она шла от Балтийского моря в сторону Москвы). Мол, тогда всё встанет на свои места. По утверждениям историка, появление Петербурга становится логичным, только если принять как данность, что в 1697 году, во время вояжа с Великим посольством по Европе, Петра I подменили [7].

Произошла совершенно банальная для того времени и особенно для России с ее недавними Лжедмитриями операция с подменой монарха.

Провернула ее хозяйничавшая тогда на Балтике Ольденбургская династия. Потом выходцы из нее, вследствие многочисленных межродственных браков, официально правили Россией до 1917 года под фамилией Романовы.

Петербург был нужен Ольденбургам – Романовым для обеспечения корабельным лесом и строительства новых кораблей, чем, собственно, и занимался Петр. А также для создания и контроля прямых водных путей из Балтики в бассейн Волги, что тоже было сделано.

Именно поэтому островное положение Петербурга для Ольденбургов было не недостатком, а совершенно необходимым условием, чтобы они могли путешествовать на кораблях прямо от дома в Любеке в Копенгагене и оттуда в Петербург [7].

Есть еще один не маловажный момент. При отсутствии дорог, осуществлять управление государством из затерянного в болотах Питера было очень сложно. И любой здравомыслящий государь не оставил бы без присмотра бояр-заговорщиков и войска. Но если взглянуть с другой стороны, можно предположить, что если бы собрался заговор против государя, то Питер оказался бы идеальным местом для защиты от смуты или заговора.

По словам Шкурина загадки Питера на этом не кончаются. В доказательства этого, он приводит гипотезы ученых, искусствоведов, историков-исследователей.

Едва ли не с самого момента основания о Петербурге стала складываться легенда как о призрачном городе, о его «нереальности». В 1845 году в статье «Петербург и Москва» Виссарион Белинский писал: «О Петербурге привыкли думать как о городе, построенном даже не на болоте, а чуть ли – не в воздухе». Петербург похож на сказочный град Китеж. Только он не скрылся под водой, а появился буквально из-под воды [7].

До наших дней не дошло никакой сто процентной проектно-сметной документации о строительстве. При этом на картах и гравюрах начала XVIII века Санкт-Петербург уже предстает перед нами практически во всей красе.

Непонятно, как за пару десятилетий в топях на Неве при суровых зимах, сырости, отсутствии дорог, заводов и строительной техники появляется самый северный в мире, на то время, город. Мегаполис с современной планировкой, с проспектами, каких раньше никто не строил, канализацией, каналами с гранитной облицовкой, массивными каменными конструкциями и колоннами, как в Парфеноне, Гизе и других памятниках античности.

Странно и то, что большие каменные здания стоят не просто на берегу, они стоят у кромки воды. Зная о наводнениях, архитекторы строят дома с полуподвалами прямо на неукрепленных берегах.

– Не строят, а достраивают то, что уже было, – делает предположение специалист по истории Петербурга Захар Сергеев. – Сегодня питерские археологи наталкиваются на фундаменты колоссальных сооружений, о которых в градостроительных планах ничего не написано, но почему-то приписывают их Петру I [7].

Все больше исследователей приходят к выводу, что город был построен задолго до Петра, и, скорее всего, он находился под водой. Лишь когда Балтика стала мелеть, обнажился древний затопленный ранее город и его решили присвоить.

– На месте Питера когда-то стоял античный мегаполис, накрытый потопом при изменении наклона земной оси, – уверен историк Андрей Голубев. – Этим объясняется огромное количество идеально сохраненных в Питере артефактов. От стел и сфинксов до античных изваяний [7].

Как один из примеров Голубев, приводит совершенно одинаковые статуи в Петергофе и в Афинах.

– Разницы нет никакой абсолютно. За исключением сохранности, что неудивительно – в Питере землетрясений не бывает. Очевидно, что это не заимствование, не просто один стиль, а это полная идентичность, что возможно только в одном случае. Статуи отлиты в одни и те же формы, – считает исследователь. – Именно отлиты, потому что изготовить инструментом две абсолютно одинаковые статуи невозможно, если только не пользоваться лазерной установкой с компьютерным управлением [7].

С фортификационными сооружениями та же история. При постройке фортов Кронштадта и облицовке набережных использовано неимоверное количество гранитных блоков идеальной формы. Двухтонные блоки уложены без раствора и напоминают по виду стандартное конвейерное изделие. Изготовление их вручную хоть и возможно, но с повторяющейся точностью, и в массовом порядке такое производство едва ли выполнимо практически.

– Не в пользу ручного труда говорят излишняя точность, тщательность в производстве оборонительных сооружений, – считает краевед Захар Сергеев. – На то время оно того не стоило, да и денег таких не было, а вот при машинном, конвейерном, массовом производстве такая точность получается сама собой и удивления не вызывает. Вообще технология кладки, по которой сложены форты Кронштадта, смахивает на Мачу-Пикчу. Но никак не на работу XVIII века. Вы посмотрите: гранитные форты и набережные присутствуют только в одном районе Балтики, и именно в Кронштадте и Петербурге. Форты Кенигсберга кирпичные, впрочем, как и все остальные. Так откуда же взялась эта технология и куда делась [7]?

И под конец ученые альтернативной истории возникновения Санкт-Петербурга предлагают взглянуть на «Медного всадника», главная странность которого даже не в том, что Петр без штанов сидит на вздыбившемся коне без стремян и седла. И проблема вовсе не в том, что он подозрительно напоминает Георгия Победоносца со змеем, но без копья.

Главный вопрос: почему памятник Петру I сделан без каких-либо морских признаков? Ведь, по легенде, он полез в болото исключительно ради строительства морского порта и флота.

– Очевидно, что памятник поставили другому человеку и задолго до появления на свет Петра, – уверен искусствовед Алексей Кунгуров [7].

Подытоживая все сказанное, можно сделать вывод, что многие старые поселения, строения, памятники архитектуры явились основой реконструкции Петербурга. Имеются различные архитектурные памятники искусства, очень точно повторяющие памятники искусства античных городов. Которые в те времена не могли быть сделаны по античному образцу с такой точностью, а должны были делаться только одним способом. Так же в это время в Европе еще и не помышляли о такой планировке, а тут развернулось такое строительство, да еще за такой небольшой период времени. Пусть сейчас, в современное время, со всеми передовыми технологиями, знаниями, строители построят в такие же сроки хоть что-то подобное.

Заключение

В последнее время российские ученые подвергают сомнению историю основания Санкт-Петербурга. Подлинные документы эпохи Петра Великого в большом количестве либо уничтожены, либо засекречены.

При изучении данного вопроса, мы наткнулись на такие факты. А.С. Пушкин при работе над “Историей Петра” столкнулся с колоссальными трудностями при допуске к архивам, но, даже после использования разрешенных материалов, его работа была засекречена и, фактически, уничтожена. Ученым в 20–м веке чудом удалось раздобыть лишь часть утраченных материалов и по крупицам восстановить рукопись. Но и советские ученые выполняли социальный заказ, поставленный партией и правительством, и не смогли полностью оторваться от установок системы. Типичный пример связан с историей «Медного всадника». Казалось бы, каждый питерец знает о знаменитом памятнике и о его истории. И никто сейчас не вспомнит, что еще в 1916 году на карте Санкт-Петербурга не существовала памятника с таким названием.

Санкт-Петербург и по сей день, в народе называют второй столицей России, ее культурной столицей. И это вполне заслуженно. Именно этот город славится большим количеством музеев, парков и памятников архитектуры. Город и поражает гостей своим великолепием.

В результате изученных источников, в особенности статьи Андреевой, мы узнали, какой ценой была достигнута такая роскошь. Район, где был, воздвигнут город, очень болотистый, большая влажность почвы не позволяла строить большие каменные сооружения, т. к. они бы просто ушли в землю вследствие ее рыхлости. Однако Петр I не отказался от своей идеи построить крупный порт с выходом в Балтийское море, и начались активные работы по осушению болот. Этот труд был очень тяжелым, множество крестьян участвовало в осуществлении задачи. И по сей день экскурсоводы, начиная экскурсию, говорят о том, что Питер стоит на костях людей.

Здесь можно вспомнить одно утверждение, которое как раз будет в тему вышесказанному «Цель оправдывает средства». Возможно, это изречение звучит очень жестоко, однако накопленный человеком исторический опыт подсказывает, что только путем жертв и лишений совершались наиболее значимые «прорывы» в истории.

Цель данного исследования была узнать построили Санкт-Петербург в эпоху правления Петра I или всего лишь достроили то, что было до него.

В результате изучения многих источников, в голове возникла мысль, а правду ли нам говорит учебник истории для средней школы, или он дает нам, кому то выгодную информацию. В нем Великий император Пётр Первый выступает как волшебник: махнул левой рукой – вырос город, махнул правой – город заселился, прихлопнул, и вырылись каналы, сразу облицованные гранитом. А какие постройки, просто диву можно даться, что же он делал с рукой, когда нужно было из сотни тысяч кубов кирпича и гранита соорудить такое чудо. И все это при отсутствии дорог, кирпичных заводов, гранитных карьеров, грузовой техники. Всего за пару десятилетий на Неве, появляется город с современной планировкой, с канализацией, массивными каменными конструкциями, и колоннами, колоннами как в Греции, Египте, и т.д.

Мы выдвинули гипотезу, что Санкт-Петербург достроили, а не построили. Потому как Питер построен по всем канонам античного города, не христианского, а именно античного: колонны, статуи, дворцы.

Может Петру тогда доложили о находке города, или его руин. А то по какой причине уничтожались и засекречивались все записи этой эпохи. Может для того чтобы переписать историю под себя.

Ведь в истории всегда города возникают как-то сами собою: понравится место сразу многим людям, собираются они воедино по доброй воле и собственному желанию, строят дома, принимаются за ремесла и начинают жить да поживать.

А из официальной версии строительства Санкт-Петербурга мы видим другое: его создала, населила и построила мощная рука Петра Великого; почти одна его личная воля, наперекор воле тысяч людей, собрала воедино эти непокорные тысячи и заставила их строить себе дома, проводить улицы и жить новою, непривычною жизнью. Может для того, чтобы стать великим, нужно присвоить себе былое величие и заслуги своих предшественников, уничтожив память о них.

Изучив и проанализировав литературу по вопросам исследования истории возникновения Санкт-Петербурга. Мы пришли к выводу, что не можем не доказать не опровергнуть поставленную гипотезу. По результатам исследования был вскрыт ряд проблем и сделаны выводы о необходимости дальнейшего изучения вопроса.

Наше субъективное мнение, основанное на изученном материале, что Петербург все – таки достроили, а не построили, так как за пару десятилетий, в непригодном для строительства месте, невозможно было возвести современный Мегаполис. И не просто современный город, а город, который наполнен конструкциями и колоннами сродни эпохи античности. Поставленный проблемный вопрос построили или достроили Санкт-Петербург на сегодняшний день так и остается открытым. Питер, как город, остаётся до сих пор таинственным и непознанным. На данный момент постижение Петербурга может быть только процессом, таким же огромным и нескончаемым, как сам город.


Библиографическая ссылка

Варенникова Н.А. ЗАГАДКА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА // Старт в науке. – 2019. – № 1-2. – С. 184-192;
URL: http://science-start.ru/ru/article/view?id=1367 (дата обращения: 05.03.2021).